Без рубрики

Эмпатия, Ла-Романа и трехметровый искусственный член

Добрый день, дорогие друзья!

Чаще, чем раз в полгода, писать не получается; возможно, это и к лучшему, так как появляется достаточно много нюансов, о которых можно рассказать. С другой стороны, кто еще будет читать эти записи, если не я сам? А уж себя я прощу; уже простил.

Семья

Семья по-прежнему состоит из меня, Марии Анатольевны в роли жены и Цербера в роли собаки. Пополнение семейства не планируется: еще одного щенка ротвейлера девать просто некуда, а ребенка мы некоторым причинам мы себе позволить сейчас не можем. Да и не к спеху пока еще, если честно.

МА

Опыт супружеской жизни уже составляет без малого полтора года. И как я рад, что за это время ничего не изменилось! Ну, быть может, кроме характера Марии Анатольевны: у меня иногда появляется ощущение, что она пытается работать над собой; однако, стоит опять сделать что-то, что она считает проступком (например, намочить шлепанцы в море, или сообщить, что «вот та девушка в хорошей спортивной форме») — ощущение пропадает. Мария Анатольевна, конечно, сварлива, но все равно пока не может пробить лобовую броню моего терпения, и, кажется, иногда просто сдается под натиском моего пассивно-агрессивного спокойствия.

С другой стороны, она обладает рядом черт характера, о которых я могу только мечтать. Например, в ее арсенале железобетонная дисциплина, даже не так, der Disziplin, которой у меня никогда не было и, увы, вряд ли когда-то будет. Прямо сейчас, пока я набираю это текст, она работает. А на часах, между прочим, без десяти полночь. Позволить себе роскошь быть таким крутым, как она, я не могу.

Еще, как оказалось, она обладает высокой степени эмпатией, поэтому очень легко налаживает теплые отношения даже с незнакомыми людьми. Я пытаюсь научиться быть столь же обаятельным с посторонними, как она (к четвертому десятку пора б уже!), но мне все равно еще работать и работать над собственной харизмой.

Пёсель.

Цербер перешел пубертатный период и перестал тягаться со мной в величине гениталий, поэтому конфликтов у меня с ним нет совсем. Палка-воспиталка в виде древка от лопапы, которой я его бил в детстве, вместе с потемневшими следами крови пылится в углу. Все мячики уже много раз пожеваны и разорваны. Любимая наша с ним игра — греко-римская борьба на кровати.

К кинологу ходили практически до середины лета, потом стало жарко — и мы на время прекратили. Симптомы дисплазии поутихли, но мы все равно планируем сделать рентген в сентябре, и, если результаты будут неутешительными, проведем операцию на его лапах.

С Марией Анатольевной собака стала ладить не в пример лучше того, чтоб было еще полгода назад. Рычать на жену Цербер перестал, сам активно предлагает ей играть (прям сейчас пихает Марии Анатольевне в лицо мячик), иногда целует, но не часто.

Дом

Дом продолжает строиться. В прошлом году я слишком много запланировал, на текущий момент мы успели только сделать фасад и утеплить дом. В этом году планируем сделать отопление и, пожалуй, оставим работы до следующего года: у нас банально не хватает времени. Мария Анатольевна работает как не в себя денно, нощно, супермощно; у меня тоже в последнее время не сказать что много времени по вечерам.

Фасад из металлического сайдинга с утеплением нам обошелся в 320 тысяч. Отопление ориентировочно обойдется (материал + оборудование) тысяч в 200, работа — как договорюсь.

Путешествия

В этом году мы с Марией Анатольевной знатно потусили, хотя год еще не окончился (но мы вряд ли куда-то еще поедем).

В мае ездили на Должанскую косу вместе с Цербером (и с МА, разумеется). Жили в километре от моря, но так как в мае купаться несколько рановато, то в основном ели мясо, гуляли по пляжу и пили пиво.

В июле я взял отпуск на целый месяц и вместе с МА полетели в Доминикану. Отдыхали там 8 ночей, еще примерно сутки теряли в дороге Таганрог-Ростов-Москва-Ла Романа. Попробовали зип-лайн, были на острове, где снималась реклама шоколадки Баунти и рома Бакарди, погружались на 12 метров под воду. Было круто; намного более захватывающее, чем прошлогодняя Греция, которая показалась более чопорной и более пенсионерской что ли.

Под конец июля поехали на концерт Rammstein в Москву. Концерт Rammstein — это прям отдельный класс событий мирового уровня, и сравнивать такое с чем-то весьма проблематично. Мирового уровня группа на арене с соответствующим звуком исполняла (мне лично!) композиции из альбома, которому еще не было и полугода! А пиротехника? А шоу? А трехметровый искусственный член? А огромная детская коляска с горящим ребенком? А?

Короче, если хотя бы раз в два года так тусить, как в июле этого года — то в старости я залью внукам все уши своими охуенными историями. Одна охуительней другой.

Работа

Я сменил работу. Напоминаю, что в августе прошлого года я уволился с металлообрабатывающего завода на текстильную фабрику. Причиной увольнения стало то, что мне банально предложили большую зарплату, поэтому ушел заниматься текстилем, а не металлом. На этом достоинства заканчивались.

Не сказать, чтобы мне предложили огромные деньги; но подавляющее большинство сотрудников текстильного комбината получало еще меньше, а работало больше, что и создавало некоторую напряженность в коллективе.

В конце концов руководство прямо меня спросило, что еще я могу делать дополнительно, чтоб оправдать такую огромную зарплату. Почуяв ветер перемен, я начал неспешно мазать лыжи вазелином.

Немного красило ситуацию то, что я продолжал работать на металлургическом заводе, пусть и удаленно; Фруллатик продолжал приносить мне деньги, которые я начал просто откладывать, дабы у меня были ресурсы на карьерный маневр. Это позволяло чувствовать некоторую финансовую свободу.

Карьерный маневр был совершен сразу после концерта Rammstein, в конце июля, около полумесяца назад; уже как неделю я работаю на новом месте в новой должности, в сфере, в которой никогда ранее не работал, а касался опосредованно — в web-разработке. Удалось успешно пройти собеседование на full-stack-разработчика, и прямо сейчас я на испытательном сроке.

И если на текстильной фабрике я был самым молодым сотрудником (реально, самым молодым!), то здесь я — один из самых возрастных; а мой профессиональный куратор (хотя, наверно, он не знает, что он мой куратор) на два года меня младше. Очень сложно называть людей, которые тебя в три раза умнее, на ты; хотя на прошлом месте работы мои коллеги по отношению ко мне с этой сложностью справлялись с поразительной легкостью.

Надеюсь, на новом месте у меня все получится. По крайней мере, я достаточно мотивирован для этого.

Мне уже без малого тридцать, и, возможно, это последняя возможность резко сменить профессиональный курс. Нормальные зарплаты — только в зарубежном IT, а любая другая сфера развивает только сосательные рефлексы.

Быт, привычки и мировоззрение

Продолжаю ходить в спортзал, решил брать уроки у тренера, мастера спорта международного класса, который учит меня нормально делать становую тягу и отучает улыбаться. Жму 117,5, хотелось бы сдать норматив кандидата в мастера спорта, на который надо пожать 127,5 кг от груди. Мария Анатольевна тоже не отстает, и ей до норматива кандидата в мастера спорта осталось всего 7,5 килограмм.

Вечером стало очень мало времени; МА все время работает, а я учу новые для себя штуковины. Цербер откровенно скучает и, нет-нет, да и бросает на колени мне еще один мячик; он думает, что я с ним не играю потому, что в прошлый раз он принес не ту игрушку. И если раньше (еще с полгода назад) мы могли себе позволить с Марией Анатольевной посмотреть АЖ ПЯТЬ СЕРИЙ какого-нибудь ситкома, то сейчас просмотр двух серий — уже огромная роскошь.

В выходные, в субботу, катаемся за город и что-нибудь делаем в доме. Например, в ближайшую субботу мы едем ставить маячки для пола на кухне, чтобы наконец-то залить бетонный пол по грунту. Когда есть возможность — нанимаем людей; но делать это часто весьма затруднительно, потому что нет возможности — не материальной, а именно временной. Мария Анатольевна пашет наравне со мной.

Руками она работает не хуже, чем головой. 😉

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *